Стенограмма круглого стола «Литературный герой современного ребёнка»

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka

Участие в круглом столе приняли иркутские литераторы, педагоги, распространители книжной продукции, библиотекари, родители.

Татьяна Тихонова, главный редактор ОГБУК редакции журнала «Сибирячок»:

– Мы постоянно находимся в поиске автора, думаем о литературном герое, о нашем читателе. Нам небезразлична тема качественного чтения. Тема литературного героя современного ребёнка сегодня актуальна. Начать круглый стол хочу с цитаты Константина Ушинского: «Читать – это ещё ничего не значит; что читать и как понимать прочитанное – вот в чём главное дело». Иными словами, эффективно то чтение, к которому ребёнок подготовлен. Готов ли? Какие произведения? Есть ли у него литературный герой?

Студенты Иркутского регионального колледжа педагогического образования опросили 107 школьников начальных классов. Из них 88 человек сказали, что они любят читать (82 %). Кого дети назвали среди героев? Незнайка и Волшебник Изумрудного города, Буратино… Что демонстрирует эта картина?

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka

 

Оксана Бабошко, креативный директор ООО «Книготорговая группа «ПродалитЪ»:

– Дети читают не только классику, но и фантастику, былины. Исходя из собственного опыта и опроса школьников, самостоятельный выбор юных читателей – как фантастика, современная литература: Наталья Щерба («Часодеи»), книги о Гарри Поттере Джоан Роулинг, так и книги, которые идут по школьной программе, – классические произведения. Кроме того, родители, опираясь на свой опыт, покупают детям книги своего детства. Книги берут. Может, читают меньше, может, не то, что бы нам, взрослым, хотелось, но читают. Есть такие покупатели, которые перечитали детскую литературу и переходят к полкам с взрослыми изданиями. На данный момент такая картина.

Татьяна Тихонова:

– Какого литературного героя выбирают? Благодаря чему или кому, кто формирует позицию, что надо ребёнку?

Оксана Бабошко:

– Для детей авторитетом являются родители и учителя, которые не могут посоветовать ничего плохого. Сейчас много информации идёт через интернет, и, может быть, ребёнок может прочитать что-то ненужное.

Татьяна Тихонова:

– Сегодня для ребёнка важным является мультипликационный фильм. Ребёнок выбирает так же, как и взрослые. Информационное пространство широкое, предлагается много всего разного. Родитель не успевает фиксировать, что предлагается и что смотрит ребёнок. Мультипликационный герой попадает на экран минуя книгу.

В качестве проблемы исследователи детской литературы выделяют упрощение цензуры, оболванивание детской книги, псевдотексты. Актуально ли это для нашего региона?

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka

 

Юрий Баранов, писатель, член Союза писателей России:

– На мой взгляд, мы отстаём от того, что происходит с современным ребёнком. Дети читают, читают то, что им предлагают родители. Но даже до третьего класса читают очень плохо. Мы читали быстро, усваивали прочитанное и могли пересказать. Современные дети, мне кажется, начинают читать, а дальше сталкиваются с преградой в виде новых информационных средств. Как только он понял, что можно уткнуться в айфон и играть, забыть обо всём вокруг, книги начинают интересовать его всё меньше и меньше.

Мы не обращаем внимания на одну интересную особенность. Если раньше дети говорили: «Почему? Почему сосульки капают, когда солнышко пригревает?», – то сейчас они все чаще задают вопрос: «Зачем? Зачем я должен ходить в школу? Зачем так долго учиться?». И это изменение формы общения с миром и его познания часто остаётся незамеченным ни родителями, ни учителями.

В том продукте, который мы предлагаем детям, мы должны учитывать эту особенность. У детей изменились средства и форма познания мира. И это очень важно. Это характерно не только для нашего региона, но и в целом для страны. Начиная с десяти лет дети читают всё меньше и меньше. Ребёнку надо объяснять, почему важно читать, а не только смотреть. Я наблюдаю за многими детьми: пришёл домой – включил телевизор. Его не особенно интересует содержание, он просто привык, что перед глазами должно двигаться нечто кем-то придуманное. Просмотр современных мультиков для них что-то вроде наркотика. Погружаются в этот клип, у них формируется клиповое мышление, они с трудом пересказывают то, что видели на экране. А слов-то там сколько? Особенно в современных американских мультиках. Но они их смотрят, потому что эти мультики предлагают им динамику современной жизни.

Татьяна Тихонова:

– Может, героя?

Юрий Баранов:

– Нет.

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka

 

Елена Горбунова, кандидат филологических наук, преподаватель, член редакционной коллегии журнала «Сибирячок»:

– То, что сегодня происходит в детской литературе, далеко не всегда отвечает тем стандартам, которые детская литература должна предлагать. С одной стороны, детская литература подчиняется одному алгоритму. Если есть кто-то симпатичный, причём не положительный герой, а симпатичный, с этим героем случается что-то плохое, а потом всё благополучно заканчивается – в детской книге есть всё, чтобы понравиться ребёнку. И он под этим соусом проглотит всё что угодно: бесконечные продолжения Буратино на острове пиратов, в Изумрудном городе. Мы же понимаем, если человек не может придумать ни своего героя, ни своего пространства, ни своего интересного сюжета – что это за литература? А дети читают эти книги на ура.

Сегодня герой детской книги часто делает странные вещи. В магазине я пролистываю книжку, чтобы решить, купить ли её внучке. И там одна маленькая сказка о том, что один паровозик ездил мимо луга, на котором паслась корова. И корова любила всех пугать. И однажды паровозик набрался смелости и загудел громче, чем корова, она испугалась и убежала. Какова мораль этой сказки? Если ты будешь вопить на всех громче, все будут тебя уважать.

Если говорить об эволюции сказочного персонажа. Мы понимаем, что литературная сказка по-настоящему, не считая произведений Екатерины II с её приключениями царевича Хлора и приключениями царевича Февея, начинается в XIX веке. Какой герой сказки XIX века? «Алёша был мальчик умненькой, миленькой, учился хорошо, и все его любили и ласкали». И ещё из этой же сказки: «Алёшу позвали вверх, надели на него рубашку с круглым воротником и батистовыми манжетами с мелкими складками, белые шароварцы и широкий шёлковый голубой кушак. Длинные русые волосы, висевшие у него почти до пояса, хорошенько расчесали, разделили на две ровные части и переложили наперёд по обе стороны груди». Узнаёте сказку? «Чёрная курица», конечно.

Вот ещё один пример из литературы XIX века: «Мальчик этот очень хорошенький и изящный. Он весь тоненький и хрупкий, с бледным, точно фарфоровым личиком, черноглазый, с льняными кудрями, с правильными чертами и алым, как вишня, ротиком… <…> Обтерев всё тело мальчика губкой, смоченной в туалетном уксусе, няня надела, прежде всего, Кире фланелевый набрюшник на животик, тонкую шёлковую фуфайку, тёплые егеровские носочки на ноги, а поверх их – длинные, выше колен, шелковые чёрные чулки и высокие, из жёлтой кожи, на четырнадцать пуговиц, сапожки. Потом, за мраморным, маленьким, как игрушка, умывальником, собственноручно намылила ему руки, уши, обтёрла губкой лицо, вычистила ногти и зубы и, наконец, надела на Киру дорогой бархатный с кружевным белым воротником и манжетами, прелестный костюмчик… Тщательно умытый, причёсанный и нарядный, со своими длинными локонами, обрамляющими, как в раме, тонкое, красивое личико, весь в бархате и кружевах, Счастливчик казался теперь чудесной, дорогой французской куклой…». Современный мальчик в возрасте десяти лет хотел бы выглядеть как изящная французская кукла? Нет. В крайнем случае как Человек-паук.

Когда мы говорим об эволюции образа героя, должны себе представлять, что герой рождается не сам по себе, а с изменением в жизни. Лучшая литература XIX века ориентирована на ребёнка богатых родителей, из которого собираются воспитать мецената, благотворителя, того, кто будет заботиться о народе. Вот вам и герой, похожий на французскую куклу.

Потом вера в доброго батюшку-царя сменяется верой в доброго дедушку Ленина. Мало что меняет в области детской литературы, кроме персонажей. Кто становится героем? Ребёнок из бедных слоёв, тот, который раньше изображался только как бедный Ванька или Лёнька на даче. Теперь их много: это Мальчиш-Кибальчиш, «Горячий камень» – это активные преобразователи жизни. На протяжении длительного времени у нас такой герой. И он по-прежнему популярен. Посмотрите, Чиполлино – борец за справедливость.

Ребёнок пришёл в новую эпоху, постперестроечное время. Каковы идеалы общества? Не далее как вчера я прочитала ехидное такое: «Золушка понравилась принцу не потому, что она была трудолюбивой и прилежной. Когда над ней фея поколдовала, платье, хрустальные туфельки, золотую карету ей подарила, тогда Золушка и понравилась принцу». Это мнение ребёнка.

Татьяна Тихонова:

– Появление нового героя трудно инспирировать искусственно. Но мы бы не проводили круглый стол, если бы не говорили про своего героя. Журналу 25 лет. Огромное количество мероприятий освещает разные аспекты нашей деятельности. Герой, которого придумал Марк Давидович Сергеев и нарисовал главный художник Александр Муравьёв, живёт уже 25 лет. И дети спрашивают: «А он взрослеет? В армию пойдёт? Жениться будет?» Нужен ли он именно таким, каким его придумали? Крамольный вопрос, но не случайный. Мы не только делаем журнал, но и ежегодно проводим тысячи творческих встреч – нам небезразлично, для кого мы делаем и как. Бесконечный разговор с детьми о том, какого героя мы все хотим видеть, для нас очень важный.

Неслучайно творческий конкурс в юбилейный год назвали «Новые приключения Сибирячка и его друзей». И провели мы его в поисках автора. Нас мучает вопрос: как сохранить образ и сделать его современным? Какие слова и стиль отыскать, чтобы он сохранял традиции и в то же время был интересен современному ребёнку?

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka

 

Елена Анохина, писательница, член редакционной коллегии журнала:

– Персонаж прежде всего задумка автора. Я придумала черты, а художнику надо нарисовать, и персонаж получается зафиксирован. Я зашла в художественную школу № 5 и попросила сделать несколько рисунков. За три дня они нарисовали 90 картинок.

Дома проанализировала их. У Сибирячка практически на всех рисунках одинаковые черты, потому что дети знают, о ком говорят. Но внимательно всмотритесь в глаза – и вы увидите детали аниме. Это видно чётко. Рисовали ребятишки от 9 до 14 лет. Понимаю, что это как ветер, где-то им это навязано.

Персонаж, особенно в периодике, – это настроение читателя. Он читает, и персонаж резонирует. Персонаж останется персонажем со своей атрибутикой, но обстановка вокруг него будет меняться. И менять её нам с вами. Нам приносить вот это разумное, доброе, вечное. А они читают, это видно, что читают.

Татьяна Тихонова:

– Он должен оставаться традиционным и быть современным.

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka
 
Евгений Хохряков, писатель:

– Глядя на этот слайд, я насчитал 18 персонажей, из них 14 принадлежат зарубежной литературе. Русской литературы, патриотической, на этом слайде нет, кроме Ильи Муромца. Поэтому как раз выясняли то, о чём я хотел сказать: у нас нет патриотики. И когда Татьяна Николаевна говорит о героях, думаю, что нельзя замыкаться только на их историях, они должны быть ведущими каких-то рубрик, каких-то тем. Тем должно быть много, и начинать надо не с Гарри Поттера. Я тоже готовился и взял с «ЛайвЛиб» то, что они предлагают для ребятишек: Гарри Поттер, «Воздушный замок», «Вафельное сердце», «Чернильное сердце», «Как приручить дракона», «Таня Гроттер и магический контрабас». Абсолютно точно, что мы забыли, кто такие Мальчиш-Кибальчиш, Володя Дубинин. Это вытравлено – патриотическое начинание. Мы вместе с социализмом выбросили кучу героев, которые нас учили читать, быть добрыми, любить родину, какая бы она большая или маленькая ни была. И это на страницах «Сибирячка» надо возрождать. История с Гарри Поттером, как правильно сказали, «Буратино в Зазеркалье» – это, конечно, экшн. Ну а что это даст нашему ребенку 6–11 лет?

Татьяна Тихонова:

– Мы постоянно об этом говорим. Да, мы титулованный журнал, но у нас огромное количество проблем и вопросов. Мы делаем журнал прежде всего для ребенка, а потом для родителя, педагога. Родитель почитает свой журнал, педагог свой, библиотекарь тоже найдёт себе что-то интересное.

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka
 
Татьяна Бизикова, учитель начальных классов школы № 64 города Иркутска:

– Когда мои ученики были маленькими, они стали соавторами журнала. Им было предложено рассказать о том, что они читают.

Когда я получила приглашение сюда, я предложила детям ответить на вопрос, кто их любимый герой. От двух классов получила огромное количество писем. Я некоторые сравниваю, и можно сказать, что дети продолжают читать. К четвёртому классу, по сравнению с возрастом второго класса, когда они давали интервью, они показали, что их интересует тот герой, который помогает решать собственные проблемы. Например, у болеющего два года, борющегося за жизнь мальчика герой – Добрыня Никитич. Девочка читала всё подряд: «Робинзона Крузо», «Пеппи Длинныйчулок». Теперь она определилась с героем, им стал Маленький принц. Она обосновала своё мнение. Я считаю, что этот образ ребёнку очень близок изнутри.

Другой ребёнок берет зарубежную литературу, ему нравится Цацики – этот герой помогает решать его собственные проблемы. Когда вчера он читал это сообщение, говорил: «Я такой же, как он. Я в таком же возрасте влюбился, в таком же возрасте какие-то события похожие случились». Герои находят отражение в детях, которые о них читают.

И ещё одна черта, которую я отметила: герои очень разнообразны. У меня другая статистика, отличная от той, которая здесь представлена. Дети мыслящие, не смотрят на героя штампами, как мы в советское время: этот герой положительный, мы все на него должны быть похожи. Они сейчас смотрят на героев-персонажей, и у них идёт сплошной анализ. Они анализируют Бабу-ягу, Хозяйку Медной горы, которые становятся их героями. Анализ стал свойственным современным детям, у них нет зависимости от штампов, я считаю, что это дети этого времени. Начитанный ребёнок – во втором классе он перечитал «Карлсона», «Хоттабыча», «Чиполлино» – пришёл к мнению, что у него нет определённого героя. Когда он попадает в талантливое произведение, становится частью героя. Интереснейший анализ делает: каждый раз, как он читает, он идёт за героем и этот герой – его герой.

Татьяна Тихонова:

– Тесно работаем с учителями и педагогами. Как в детском садике размышляете на эту тему?

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka
 
Елена Ташлыкова, воспитатель-логопед, Уриковский детский сад, лучший воспитатель Иркутской области – 2016.

– Мы тоже опросили воспитанников старшей группы и получили мнение, что для детей в приоритете мультфильмы. Из 10 человек 7 готовы смотреть их каждый день, а читать им некогда и неинтересно. В мультфильмах они ищут своего героя. У мальчиков – Человек-паук, у девочек – принцессы.

Если девочкам легче, то мальчикам нужен герой, на которого они могли бы равняться в наше время. Им трудно выживать, трудно искать какие-то ответы на свои вопросы. И вот в этом литературном или мультипликационном персонаже они бы хотели найти героя, который помог бы им адаптироваться в этой жизни. Почему-то нашим детям сейчас трудно жить, какое-то трудное время для них.

Читаем сказку про старика и золотую рыбку, и ребёнок говорит: «И правильно, что она его не уважала. 30 лет и 3 года прожили и ничего не нажили». Понимаете? Они уже новыми мерками меряют мир. Они понимают, что за 33 года они должны нажить машину, квартиру и дачу. Я думаю, что мыслят по-другому, и, наверное, нужно спрашивать их, а не нас, что они хотят.

Евгений Хохряков:

– Один герой сказал, что нам не нужно опускаться до народа, нам нужно народ поднимать до своего уровня.

Елена Ташлыкова:

– Идея в том, чтобы спуститься до знания ребенка, чтобы поднять его до своих вершин.

Евгений Хохряков:

– Понимаете, если он будет думать, что за 33 года он должен заработать то, то и то, он таким и выйдет. Наша задача объяснить, что кроме этого Илья Муромец через 33 года спустился с этой печки и порушил всех, кто вредил нашей стране.

Елена Анохина:

– Кто-то из родителей на родительском собрании вспоминал: «Мы с таким трудом покупали этот телевизор, а сейчас обсуждаем, поставить отдельный в ванну или нет». У нас с понедельника по пятницу телевизор не работает, потому что он и меня заставляет остановиться. А тут в каждой комнате такой стоп.

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka
 
Александр Бондарев, преподаватель литературы в Педагогическом институте ИГУ:

– Я бы хотел немного защитить американские мультфильмы. «В поисках Немо» или, если кто-то смотрел, «История игрушек – 3» – это невероятно добрые и хорошие мультфильмы, последний – «Дом». Кто смотрел «Историю игрушек – 3»» – и не заплакал в конце мультика? Это же с комом в горле смотрится.

И ещё пару слов в защиту Гарри Поттера. Когда было мое жуткое поколение, росшее в 90-е, мы вообще не читали книжек, это было опасно для здоровья, потому что тебя могли побить и так далее. Вообще, всё просто было отвратительно. И эта книга вернула целое поколение к чтению. Какой бы она ни была, хорошей или плохой, мы сейчас все соглашаемся, что дело не так плохо, как было ещё совсем недавно. И нам всем надо сказать спасибо Гарри Поттеру. Переводная книга, да, я согласен.

Если мы обратим внимание на героя, нам не очень нравится правильный герой. Карлсон – не правильный герой. Дети обожают героев Туве Янссон, и это философия, когда человек, который любит варенье, не может быть плохим человеком. Мы понимаем такой здоровый гедонизм: легкая ирония, хулиган Том Сойер. Что-то такое должно быть, чтобы детям обязательно нравилось. И сейчас действительно существует микс, я с вами согласен, навязанных родительских воспоминаний, который заставляет провести своих детей через собственный опыт, и часто это не работает. Помимо этого жуткого «Буратино в Изумрудном городе», которым завалены книжные магазины, мне кажется, какая-то хорошая литература тоже существует. Поэтому у меня очень позитивный взгляд.

Что касается вашего вопроса про Сибирячка. Мне кажется, что у него есть своя ниша, и он таким затевался, он всегда был героем-проводником. Он герой-помощник, который сопровождает ребёнка и всегда существовал на грани сказочного героя и человека-просветителя. Мне кажется, это ваш уникальный жанр – сказка, которая живёт рядом с главой учебника по географии, и если вы будете оставаться в своей нише, это будет прекрасно.

Юрий Баранов:

– Совершенно естественно мальчик выбирает Человека-паука, потому что для него это героическая сказка, и тут никуда не денешься. И подобные произведения всегда будут волновать ребенка, я имею в виду мальчика, который должен обязательно иметь перед глазами образец для подражания, что он смелый, находчивый, отзывчивый. И это совершенно нормальное явление.

Что касается девочек, новое время породило девочку-принцессу, если раньше главная героиня была трудолюбива, аккуратна, рукодельница, затейница, повариха и т. д., то сейчас почему-то Барби. Вот она, маленькая принцесса. Посмотрите, сколько появилось дурацких пособий о том, как стать маленькой принцессой. И перебить это невозможно.

О Сибирячке. Недавно мне попалась своеобразная книга для детей, которая называется: «Как поступить? Что делать?» В этой книге по-простому рассказываются совершенно нормальные жизненные ситуации: ребёнок переходит через дорогу, ему попадается злая собака, встречаются хулиганы – и как ему вести себя? Очень своевременная, должен сказать, книга. Такие вещи в форме обычных советов не работают. А если бы были произведения, помогающие эти жизненные ситуации преодолеть, написанные художественно, было бы идеально. И, на мой взгляд, поскольку прозвучало, что дети видят в Сибирячке проводника каких-то своих решений проблем, пусть в каждом номере будет, как он научил кого-то не бояться собак, как решать в школе свои проблемы. А дети, сталкиваясь с этим, не всегда рассказывают родителям, что у них такая проблема. Литературный герой помог бы им эту проблему решить.

Яна Гавриш, заведующая Областной детской библиотекой им. Марка Сергеева:

– Дети – это поколение 90-х, которые не читают. Надо с родителями работать, подтолкнуть их к тому, чтобы они читали. Мы каждый день наблюдаем ужасающую картину, когда приносят библиотеки своих бабушек, дедушек, приносят нам полные собрания сочинений Дюма, Мопассана. Всё начинается с семьи. Конечно, к нам приходят дети из читающих семей, а нечитающие приходят к нам в медиацентр. И заставить их сесть за книжку мы можем только в том случае, если очередь.

Евгений Хохряков:

– Вы абсолютно правы, мы все помним Гарри Поттера. Молодой человек правильно сказал: 90-е годы, бандитизм. Вот мы сейчас напряжёмся до посинения, и не вспомним ни одного российского героя за 25 лет, которому бы хотелось подражать, учиться у него чему-то. Каждый свой огородик пашет, а общего нет.

Татьяна Тихонова:

– К нам приехала Мария Никитина, выпускающий редактор детского журнала «Колокольчик» из Якутии. Как мы вчера выяснили, вопросы и проблемы одни и те же.

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka

 

Мария Никитина:

– Мы выходим с 1987 года. Год назад на просторах интернета наткнулась на «Сибирячок», сразу заметила, что Сибирячок похож на нашего Мальчика-Колокольчика, такая же шапочка. Колокольчик так же наш проводник, рассказывает про географию, нашу культуру.

В журнале произошло много изменений. Он изначально был толще, литературно-художественным. В 90-е годы шёл разговор о закрытии. Сейчас наш тираж 3,5 тысячи экземпляров, мы держимся на плаву, стараемся не выживать, а развиваться. Наш мальчик меняется. Мы стараемся разговаривать с детьми о том, кого они бы хотели видеть. Есть много проблем, главная – дети не читают. Надо найти особый подход, заинтересовать ребенка, и с педагогами работать, и с родителями читающими. Читающая семья – на вес золота. Проблема с детскими авторами: не хватает рассказов, сказок, которые действительно имели бы качественное литературное содержание. Печатаем одних и тех же.

Таких встреч у нас в Якутии ни разу не проводилось. Много хороших высказываний я услышала, все совпадают с моей точкой зрения. Как редакции детских журналов мы с «Сибирячком» родственные, близкие духовно. Я будто у себя в редакции оказалась: близкие мне духом люди, проблемы, идеи те же.

В следующем году нам исполняется 30 лет, приглашение «Сибирячку» обязательно будет. Администрация президента нас поддерживает, именно через свой журнал мы воспитываем у будущих граждан Якутии любовь к родине, чувство патриотизма.

Татьяна Тихонова:

– Мы говорим о региональном компоненте. И вопрос поиска автора, отбора качественных произведений стоит так же. Два года назад мы проводили форум «Новый век детского журнала» и сегодня продолжаем этот разговор.

Елена Горбунова:

– Хотела напомнить известную тетралогию про дядю Стёпу. Помимо «Дяди Стёпы» и «Дяди Стёпы – милиционера» есть ещё «Дядя Стёпа и Егор» и «Дядя Стёпа – ветеран». По-моему, «Дядя Стёпа – ветеран» абсолютно неинтересная. Если первые две востребованы по-прежнему, и «Дядя Стёпа и Егор» ещё туда-сюда слушается, моя попытка прочитать «Дяду Стёпу – ветерана» детям привела к полному краху. Это к тому, когда дети про Сибирячка спрашивают. Дядя Стёпа ушёл на пенсию – и что?

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka
 
Светлана Асламова, заслуженный работник культуры РФ, главный редактор журнала «Сибирячок» с 1991 по 2013 годы:

– Сибирячок, конечно, не должен расти.

Елена Горбунова:

– На половине рисунков он подросток.

Светлана Асламова:

– Сибирячок – символ, как и Мурзилка.

Мария Никитина:

– Про Мальчика-Колокольчика спрашивают: обладает ли он сверхъестественными способностями? А что он ещё может? Конечно, он прилежный, учится на пятерки, по дому помогает, спортом занимается и так далее. Наш Колокольчик меняется только потому, что каждый художник рисует его по-своему. Поэтому он иногда как подросток выглядит, иногда как дошкольник.

Татьяна Тихонова:

– У нас на протяжении 25 лет один главный художник, и он сохраняет образ.

Анастасия Башурова, преподаватель ИГУ и ИРКПО:

– Что касается героя Сибирячка, мне кажется, он не должен меняться вот ещё по какой причине. Я и мои родители росли на одних и тех же героях, мы читали одни и те же книги. И им было понятно, и мне. А сейчас я часто вижу ситуацию, когда родитель не очень хорошо представляет героя, который интересен ребёнку. Вот сегодня упоминался Гарри Поттер. Я видела негативное отношение к этому персонажу, причём большинство родителей книгу-то не читали. Они не пытались понять, почему он ребёнку нравится. А Сибирячок чем особенно хорош? Когда первый раз попал в руки альманах, его особая прелесть была в том, что он мне, живущей здесь – в этой тайге – рассказал о том, что меня окружает. Сибирячок как герой должен быть связующим звеном как раз между детьми и родителями, потому что он известен и тем, и другим, и так из поколения в поколение он должен переходить.

Евгений Хохряков:

– Он не имеет права меняться.

Татьяна Тихонова:

– Уважаемые коллеги, о чём мы сегодня говорим, к каким выводам приходим?

Оксана Бабошко:

– Всё-таки герой должен оставаться таким, какой он есть, но он должен помогать детям решать проблемы. Сегодня была фраза, что дети сейчас спрашивают не «почему», а «зачем». А многие родители не могут ответить. На самом деле, когда дети видят разные ситуации, они выбирают положительный пример для подражания. Но есть вопросы, на которые родители не могут дать ответ, Сибирячок должен помочь им как-то найти. Я, может, не то скажу, но когда девочки хотят быть похожими на принцесс, это не значит, что на куклу. Это же не плохо, когда девочка умная, заботливая.

Юрий Баранов:

– Сейчас в этом перебор.

Оксана Бабошко:

– У нас такие книги продаются, там не только о том, как следить за собой, но и как помогать по дому. Идеальная девочка может делать всё: и цветы посадить, и картошку почистить, и на бал собраться.

Александр Бондарев:

– Я хотел бы добавить. Во-первых, в 80-е годы было много детских журналов, нарисованных в одной стилистике, все они были замечательные, там печатались замечательные авторы, но большинство этих журналов не выжили. Пройдет ещё лет 10, и это станет уникальным художественным стилем. Если содержание можно сделать современным, внешний облик должен таким остаться. Попытки навязать 3D, объемные фигуры, успех cвинки Пеппы доказывают, что детям совсем необязательно нужна какая-то реалистичность.

literatyrnyi-geroy-sovremennogo-rebenka

 

Анатолий Борозненко, соавтор фестиваля искусств «Культурная столица»:

– Моё детство прошло далеко от Иркутска, и до меня «Сибирячок» не дошёл. Я читал «Весёлые картинки» и «Мурзилку». Всё, о чем говорили, – это та история, которая у нас сейчас развивается на фестивале. Я приехал с ВДНХ, был на книжной ярмарке, по сравнению с советским временем, когда выставка занимала большие площади, сейчас её масштаб грустно воспринимается.

В следующем году мы бы хотели провести литературный проспект, отгородить улицу, создать для детей и родителей отдельное интерактивное пространство. Много линий, которые мы хотели бы провести через улицу. Всех хотел бы пригласить к участию. С «Сибирячком» у нас уже есть опыт сотрудничества.

Людмила Федотова, общественная организация «Педагогическая лига»:

– Я понимаю, что Сибирячок – это друг. Мы его любим, мы ему доверяем. И хорошо, когда это происходит на родительском уровне. Я уже бабушка, а он вместе с нами, до сих пор книги стоят у меня на полке. Для нас «Сибирячок» – это не просто связующее звено между детьми и родителями, это компас по жизни.

Татьяна Тихонова:

– Мы вам очень признательны, что вы нашли время и откликнулись на наше приглашение. Потому что этот разговор поможет формированию стратегии развития журнала. Мы стали единственным детским журналом, который получил Знак отличия «Золотой фонд прессы» первой степени. Мы действительно этим гордимся. Но еще раз повторюсь, мы испытываем сегодня проблемы и не боимся о них говорить.

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники